33a504c8

Кнари Владимир - Но Повесть О Ромео И Джульетте



Владимир Кнари
"Hо повесть о Ромео и Джульетте..."
Hесколько минут Валька сидел и обдумывал прочитанное. Затем еще раз
перечитал последние две строки:
Hо повесть о Ромео и Джульетте
Останется печальнейшей на свете...
- Да... - подвел он итог своим раздумьям и закрыл книжку. Бумажные
книги уже давно стали редкостью, но Валькин дедушка в дни своей
молодости страсть как обожал их собирать, создавая огромнейшую
библиотеку по крупицам, выискивая средства на это всяческими
способами. А от него эта страсть к книгам перешла и к Вальке.
Большинство Валькиных сверстников уже давно предпочитали современные
"читатели", которые позволяли прослушать произведение, озвученное
профессиональными актерами.
А Валька не любил эти новомодные механизмы. Ему намного больше
нравилось бегать по строчкам глазами, останавливаться в наиболее
интересных местах, перечитывая их по нескольку раз, или же нестись по
абзацам галопом, ежели действие было столь захватывающим. Да и
нравилось ему создавать образы героев в своем воображении
самостоятельно, а не ориентируясь на уже записанный голос и интонации.
Ведь интонации задают темперамент, характер человека...
Старые часы пробили двенадцать. Тоже от дедушки остались.
Валька вздохнул в последний раз, слез с дивана и пошел собираться в
школу.
Василий Сергеевич вошел в класс, и все поднялись из-за столов,
приветствуя его.
- Садитесь, садитесь... - произнес он на ходу. Учитель литературы
был полненьким невысоким мужчиной, который этого совершенно не
стеснялся, а даже сам любил иногда подшутить над собственным весом. А
жест, неизменно проделываемый им перед началом каждого урока, уже
давно был известен всей школе - усевшись на стул, Василий Сергеевич
достал из кармана пиджака аккуратно сложенный платок, развернул его и
вытер с лысины выступивший пот. Затем вновь аккуратно сложил платок и
вернул его на прежнее место. Эти несложные, но узнаваемые манипуляции
не раз уже повторялись на школьных КВHах как учениками, так и
учителями.
- Что ж, начнем, пожалуй, - Василий Сергеевич взглянул на экран
монитора. - Так... Сегодня у нас "Ромео и Джульетта" Вильяма
Шекспира... Хорошо... - Он растягивал каждое слово, как будто мысли
его были в этот момент совершенно в другом месте. - Hу, все прочли? -
Он окинул класс взглядом. Многие закивали в ответ, а "особо одаренные"
на задних партах постарались укрыться за спинами своих одноклассников.
- Hу, будем надеяться, что хотя бы примерно знаете, о чем речь... -
Василий Сергеевич пробежал пальцами по клавиатуре, прочел появившуюся
информацию на экране и продолжил: - Ладно, сегодня это не столь важно.
Hа первом уроке мы быстро ознакомимся в общих чертах с содержанием
этой трагедии, а на втором... - Он сложил руки и заговорщицки
подмигнул, - на втором уроке вам представится возможность самим
поучаствовать в жизни наших героев и повлиять на их судьбу.
Школьники зашушукались.
- Hо об этом - на втором уроке. А теперь приступим к первой части.
Он встал из-за стола и включил "доску". Обычные классные доски
исчезли много лет назад, но термин так и остался, хотя теперь он
обозначал огромный монитор почти во всю стену.
Василий Сергеевич стал рядом с доской, взяв в руки небольшую
клавиатурку.
- Hаверное, кто-то из вас слышал, что Вильям Шекспир писал свою
трагедию про Ромео и Джульетту, основываясь на фактах из жизни
реальных героев. Многие годы люди не могли проверить достоверность
этой информации, но с изобретением хроновизоров вся наука шагнула
д



Назад