33a504c8

Кнорре Федор - Хоботок И Ленора



Федор Федорович Кнорре
Хоботок и Ленора
За окнами все бело от снега, а снег все идет и идет, и на оконной раме
снизу наметает продолговатые сугробики. Если ветер с моря не переменится, к
вечеру может совсем занести стекла, как было в прошлом году.
Старшие, Ленора и Петька, давно уже убежали в школу, замотавшись по
самые глаза шарфами, и на весь дом теперь остались только двое: самый
младший Ленька-Хоботок и отец, капитан Петр Петрович, который ночью где-то
дежурил и потому не спешил на работу.
Капитан молчал и курил, а Хоботок, которому вообще спешить некуда, уже
во второй раз переливал остывший чай из блюдца в чашку и обратно в блюдце,
где уже полно было разбухших, размякших булочных крошек.
- Допил свой чай, Леонид? - спросил отец своим густым, решительным
голосом.
Он сидел, как всегда, прямо, курил, и его широкие, черные сросшиеся
брови казались сердито нахмуренными, даже когда он и не хмурился и не
сердился, хотя этого наверняка никогда нельзя было угадать.
Когда-то все звали Леньку Хоботком, но это было давно, еще при маме, и
теперь, когда его называли Леонидом, ему казалось, что он стал уже каким-то
другим, чем в те, прежние времена, неприятным и не очень счастливым
человеком.
Он подталкивал с места на место пухлые, разбухшие крошки до тех пор,
пока они не высосали весь чай. Тогда он поднес блюдечко ко рту, подправил
крошки в рот и съел их.
- Я съел весь чай!
Из такого ответа мог произойти интересный спор, и Хоботок мог бы очень
остроумно доказать свою правоту, но отец не обратил ни малейшего внимания
на его слова.
Перед уходом он сказал Хоботку, чтоб тот не скучал, ободряюще погладил
по голове. Рука у него была тяжеленная, большая и твердая. Вроде как будто
тебя доской погладили.
Хоботок, закрыв за отцом дверь на кухне, остался один в доме в
обернулся: так он и знал! Все в доме сразу меняется, как только ты
остаешься один! За окнами светло, кругом ходят люди, так что не должно быть
страшно, но все-таки кухня уже не та! Общая комната - столовая тоже
немножко изменилась, а уж лестница из коридорчика на чердак такая стала,
что Хоботок, быстро проходя мимо, старается очень-то не вглядываться в
верхний темный угол!.. Когда Ленора с Петькой дома, этот угол его ни
капельки не пугает. Чего там пугаться-то?.. Но когда ты один на весь дом,
тут надо ухо держать востро! Вдруг там зашевелится что-нибудь! Что? А вот
это-то и страшно, что никому не известно, что.
Он сел к окну, продул дырочку в замерзшем стекле и стал смотреть во
двор: снеговые шапки на каждом колышке забора, на каждом карнизике, и все
так точно по мерке сделаны и каждому нахлобучены по его размеру! На большой
столбик - большая! На маленький - маленькая! На полочке, прибитой к березе,
снег был весь истоптан птичьими лапками. Тогда он вспомнил, что надо
сделать.
Накрошил в блюдечко хлеба, залез в кладовую и осторожно, чтоб не очень
было заметно, отрезал кусочек жира от мяса, влез в валенки, нахлобучил
ушанку и, отодвинув задвижку, по скрипучим от мороза ступенькам спустился
на расчищенную в снегу дорожку.
Воздух был крепкий, морозный, и кругом все, что прежде было во дворе:
стол, скамейка, кусты, - все стало пухлыми буграми, покрытыми блестящей
корочкой, сверх которой падал новый, еще мягкий и нежный снег. И все это
нагоняло тоску, потому что он каждый раз вспоминал прошлую зиму с такими же
снегами и морозом.
Он только подошел к полочке, как две синички тут же примчались и
завертелись от нетерпения на тоненьких веточках ок



Назад