33a504c8

Кнорре Федор - Утро



Федор Федорович Кнорре
Утро
Сережа разыскал себе свободное место в вагоне электрички и сел у окна,
из которого ничего не было видно, кроме стоявшего вплотную, рядом, точно
такого же электропоезда.
Торопливо подходили всё новые пассажиры, вешали на вагонные крючки
сетчатые кошелки, в которых похрустывали пакеты с макаронами, стиснутые
между пухлыми, обсыпанными мукой батонами, или эластично покачивался,
высовываясь из-за коробки "модельных туфель", скользкий хвост судака.
Только что спешившие, боясь опоздать, запыхавшиеся пассажиры, едва
усевшись на места, сразу успокаивались, добрели, по-домашнему расстегивали
пальто или снимали шапки, а некоторые, будто и совсем почувствовав себя
дома, расстилали на коленях газету и начинали с аппетитом закусывать,
руками отламывая хлеб и отдирая ногтями шкурку с колбасы.
Гулкий голос по радио объявил отправление. Мороженщицы в белых
халатах, непрерывно сновавшие по вагону, предлагая свой холодный не по
сезону товар стали пробираться к выходу.
Поезд тронулся и пошел, набирая скорость. Высокие дома и вокзальные
навесы, застилавшие свет, остались позади. Яркое солнце разом ударило во
все окна с правой стороны вагона, несколько раз ослепительно резко
моргнуло, когда поезд проносился под мостом, и больше уже не уходило,
осветив, точно теплыми прожекторами направленными в каждое окно, желтые
блестящие спинки сидений и жмурящихся от света пассажиров.
Все окружающее и, главное, то, что его сейчас ожидало, показалось
Сереже до того радостным, что он поспешил, отвернувшись, прижаться лбом к
окну пряча от соседей неудержимую улыбку. Сквозь холодное стекло струилось
слабое тепло начавшего пригревать солнца.
Ирина как-то сказала, что до станции, где она живет двадцать минут
езды. И теперь простая мысль, что до этой станции остается восемнадцать,
пятнадцать, десять минут, показалась ему тоже чудесной.
До сих пор он знал только, что Ирина живет где-то за городом.
Им часто приходилось ездить после работы вместе в троллейбусе, и потом
он, как бы в забывчивости, шел с ней рядом до самого поезда метро. Затем
она входила в вагон, стеклянные двери со стуком сдвигались, отгораживая их
друг от друга, и Ирина исчезала до следующего дня. Точно из-под яркого
света лампы уходила в глубокую тень, в недоступный и незнакомый Сереже мир,
называвшийся "загород".
И вот сегодня вдруг все так удачно сложилось, что сам он неожиданно
впервые ехал за город, к ней...
Поезд давно уже летел по открытому месту. Черная земля вскопанных
огородов, деревья и домики с непросохшими после дождя крышами быстро
убегали назад.
Все это сейчас казалось Сереже значительным и необыкновенно
интересным. Сверкнувшая змеиными извилинами речка, по берегу которой бегали
двое ребятишек наперегонки с беззвучно-лаявшей собакой; повторяющиеся в
бесконечных комбинациях домики среди сосен; зеленые откосы с небольшими
песчаными обрывами, размытыми весенней водой, - все это видела она вчера, и
сегодня, и каждый день. Эта была частица ее, скрытого до сих пор от Сережи
мира, который открывался ему впервые...
Странно представить себе сейчас, что было некогда такое время, когда
Ирины не существовало, так вот, начисто не существовало в его жизни. Еще
страннее было представить, что это пустынное, бессмысленное, какое-то,
прямо сказать, доисторическое время было всего около месяца назад.
Да, месяц назад Ирины не было. Потом появилась какая-то "девушка", с
которой он случайно разговорился во время перерыва на полутемной нижн



Назад