33a504c8

Кобринский А - Катастрофа



Александр Кобринский
КАТАСТРОФА
(рассказ-повесть)
1
Человек был дураком... О его глупости можно было бы говорить с утра до
вечера, но лучше всего об этом говорили факты - 35 лет, а не женат; работая
руководителем группы, мечтает найти работу истопника в котельной; ненавидит
телевизионные передачи, не может запомнить фамилии знаменитых артистов и
многое многое другое... Человека постоянно грызла тоска, потому что друзей у
него по пальцам пересчитать можно, вернее считать нечего - ни одного друга, но
он не виноват - в этом городе все были умнее его - по этой причине дружить с
ним никто не хотел. "Если я тоскую, значит я не совсем дурак, потому что
дуракам на этом свете живется весело", - думал человек, но такое самоутешение
не помогало - даже наоборот... Человек мог бы умереть от тоски, но помог
случай - очищая сарай от накопившегося мусора, нашел ветхий, с облупившейся
инкрустацией, ларчик. Не выбросил - отнес на-ходку домой. Открывал с помощью
молотка и зубила. Ларчик раскололся. На пол высыпалась груда часов. Все без
стекол, многие с обломанными стрелками - дореволюционные: швейцарские,
немецкие, французские, американские - были и отечественные. Человек с
любопытством рассматривал это богатство. Пересчитал: 24 карманных и 5
будильников. Отложив восемь карманных (серебряный корпус!) хотел остальные
выбросить в мусоропровод, но передумал: "Отремонтировать - неплохая была бы
коллекция". С этого момента у него появилось хобби. Часовых инструментов в
магазинах не было, приобретал втридорога у часовщика. Приходя с работы, наспех
ужинал и допоздна возился с часами. Работа двигалась медленно, но упорство
победило - пять будильников украсили верх шифоньера... Приступил к остальным.
Для реставрации были выбраны карманные часы с серебряным корпусом. Человек
осмотрел их снаружи: головка проворачивалась, циферблат был без стрелок -
выщербленный, с рисками как для минут, так и для секунд. Под цифрой XII
значилось - Павел Буре. Крышек было две. Между ними увидел записку. Отложив
часы в сторону, осторожно развернул пожелтевшую бумагу. Текст был
микроскопический - пришлось взять лупу, - склонив голову над текстом, начал
читать:
Часовщиками были мой дед, прадед и прапрадед. Самые сложные работы старых
мастеров прошли через мои руки. Для того, чтобы стать первым в своем деле, я
изучил механику, физику, химию, математику. В книжном шкафу моего деда я нашел
книгу французского мыслителя L а Mettn'e 1.0. "L'Homme machine". Она произвела
глубокое впечатление на меня. С тех пор я увлекся биологией и медициной. Мной
овладела сумасшедшая идея - создать механический аппарат, способный говорить,
мыслить и передвигаться, как человек. Когда умер мой дед, я по его завещанию
стал владельцем небольшого состояния. Для того, чтобы осуществить свой
замысел, одну из комнат приспособил под лабораторию. Некоторое знание точных
наук помогло мне в проведении необходимых опытов. Мозгом аппарата служат
модные проводки, соединенные - в определенной последовательности и
прикрепленные к внутренним стенкам сосуда; который я условно называю черепом.
Внутренность аппарата позволяет закрепить на шарнирах маятник Фуко, который
при механическом заводе колеблется, создавая блуждающие токи. Гибкие
токопроводящие щетки, выполненные из многочисленных пластин, снимают
возникающую энергию и направляют в мозг, откуда сигналы, при необходимости,
поступают во все подвижные сочленения аппарата. Медные проводки, выведенные на
поверхность, выполняют



Назад