33a504c8

Коваль Юрий Иосифович - Сиротская Зима



Юрий Коваль
СИРОТСКАЯ ЗИМА
Посвящается М. К.
1
Был серый, тусклый, был пасмурный, был вялый день. С утра шел снег. Он
ложился на землю и лежал кое-как, с трудом сдерживаясь, чтоб не растаять.
Еловые ветки были для него слишком живыми и теплыми. На них снег таял,
падал на землю мутными хвойными каплями. Скоро после обеда снег перестал, и
я подумал, что пора возвращаться домой. Огляделся - и не узнал леса,
окружавшего меня. Всегда узнавал, а тут растерялся. Забрел, видно, далеко, в
чужие места.
Передо мной была заснеженная поляна, которая подымалась пригорком или,
вернее, гривкой. Я решил взойти на нее, еще раз оглядеться и, если не узнаю
леса, - возвращаться к дому по собственным следам.
Перейдя поляну, я поднялся на гривку, огляделся. Нет, никогда я не
видел этих елок и вывернутых пней, этой травы с пышными седыми метелками.
- Белоус, - вспомнил я. Так называется трава... А местечко-то гиблое.
Не хочется лезть в чащу, в эти перепутанные елки. Надо возвращаться назад,
по своим следам. Я оглянулся назад, на поляну, и обмер.
Прямо через поляну - поперек - был отпечатан мой след, след, по
которому я собирался возвращаться. Он пробил снег до земли. А сбоку его
пересек другой след, такой же черный и четкий.
Кто-то прошел у меня за спиной, пока я стоял на гривке.
2
Человека с яблоком в кармане я почуял издалека. Я надеялся, что его
пронесет мимо, но он шел прямо на меня.
В нескольких прыжках он вдруг круто свернул в сторону, поднялся на
гривку и встал.
Этого человека я знаю давно. Сейчас немногие ходят по лесу, жмутся
ближе к деревням. В общем-то, ходят трое.
Тот, первый, который гоняет зайцев.
Тот, второй, кто лает по-собачьи.
И этот - с яблоком в кармане.
3
Кто-то прошел у меня за спиной, пока я стоял на гривке... И елки
черные, и серое меж елок - все посветлело у меня в глазах и все
обесцветилось - только след чужой черным и четким остался в глазах.
Как же так? Почему я не слышал? Кто это прошел только что бесшумно за
спиной? Я еще не знал, кто это прошел, и уже точно знал, кто это. Знал, а
про себя как-то не мог назвать, не решался.
Готовый попятиться, спустился я с гривки и осторожно пошел к месту
пересечения следов. Для чего-то и пот полил с меня.
Я посмотрел на следы. На свои, на чужие и на их пересечение.
Чужой след был много больше моего, шире, мощней, и спереди отпечатались
кривые когти. Когти эти не были распластаны по снегу, они были подобраны.
В том месте, где следы наши пересеклись, он - прошедший за спиной -
остановился. Он постоял, подумал и вдруг поставил свою лапу на отпечаток
моей ноги. Он как бы проверил - у кого больше?
4
... И этот, с яблоком в кармане.
Никогда он не подходил ко мне так близко. Раньше, когда он приближался,
я всегда отходил в сторону. Не хочу, чтоб меня видели, неприятно. И на людей
нападает ужас.
Человек с яблоком в кармане подошел ко мне слишком близко. Надо было
вставать.
Поднявшись, я вышел на поляну и увидел его спину, наверху, на гривке, в
шуршащей траве. И хотя я знал, кто это, - все-таки подошел понюхать его
след.
От следа пахло тяжело - порохом, табаком, мокрой резиной, коровой и
мышами. В деревне у них есть и крысы. А яблоко точно было в кармане.
Не удержавшись, я наступил на оттиск сапога. Я и прежде делал это, да
он не замечал - на мху, на траве, на мокрой глине. Уж на мокрой-то глине
мог бы и заметить.
Он все не оборачивался, и я ушел с поляны. Из елочек глядел я, что он
делает.
5
Он как бы проверил, у кого - больше?
Его след



Назад