33a504c8 Xchange cc обменник на сайте http://megaxchange.cash. |

Коваль Юрий Иосифович - Суер-Выер Пергамент



ЮРИЙ ИОСИФОВИЧ КОВАЛЬ
СУЕРВЫЕР. ПЕРГАМЕНТ
Часть первая. Фок
Бушприт
Тёмный крепдешин ночи окутал жидкое тело океана.
Наш старый фрегат «Лавр Георгиевич» тихо покачивался на волнах, нарушая тишину тропической ночи только скрипом своей ватерлинии.
– Гротфок на гитовы! – раздалось с капитанского мостика.
Вмиг оборвалось шестнадцать храпов, и тридцать три мозолистых подошвы выбили на палубе утреннюю зорю.
Только мадам Френкель не выбила зорю. Она плотнее закуталась в своё одеяло.
Главы IVI. Шторм1
Служил у нас на «Лавре Георгиевиче» вперёдсмотрящий. Ящиков.
А мы решили завести ещё и назадсмотрящего. Ну мало ли что бывает. Короче – надо.

Завели, а фамилию ему давать не стали. Ну на кой, простите, пёс, назадсмотрящемуто фамилия?
А он говорит:
– Ну дайте же хоть какуюнибудь. Ну хоть бы – Бунин.
Никакого, конечно, Бунина мы ему не дали. А он назад оглянулся и как рявкнет:
– Идёт шторм!
– Шторм? – удивился наш капитан сэр СуерВыер. – Так ведь он умер.
– Кто умер?
– Шторм умер. Апполинарий Брамсович.
– А это другой шторм идёт, – пояснил вперёдтеперьужесмотрящий Ящиков.
– И другой умер, – сказал Суер. – Через два года.
– Знаете что, капитан, – который Бунина просил говорит, – свищите скорей всех наверх.
– Рак, – пояснил капитан то ли про первого, то ли про второго Шторма.
– А ну вас всех, прости меня Господи, – сказал назадсмотрящий, – понасели на «Лавра Георгиевича» и плывут незнамо куда, гады!
– У обоих, – продолжил Суер свою предыдущую мысль.
Перед бурей утихли волны. В тишине слышался скрип нашей ватерлинии и какието клетчатые звуки. Это мадам Френкель ещё плотнее закуталась в своё одеяло.
Глава VII. Остров Валерьян Борисычей
– Со всеми этими штормами и сошестерениями, – сказал както наш капитан СуерВыер, – нам Острова Истины не открыть. Да вон, кстати, какойто островок виднеется. Не Истины ли? Эй, Пахомыч!

Суши вёсла и обрасопь там, что надо обрасопить!
– Надоело обрасопливать, сэр, – проворчал старпом. – Обрасопливаешь, обрасопливаешь… а толку?
– Давай, давай, обрасопливай без долгих разговоров.
Вскорости Пахомыч обрасопил всё, что надо, мы кинули якорь, сели в шлюпку и поплыли к острову, виднеющемуся невдалеке. Он был невелик, целиком умещался в подзорную трубу. На нём не было видно ни души.

Песок, песок да ещё какието кочки, торчащие из песка.
Шлюпка уткнулась носом в берег, и тут же кочечки зашевелились и какимто образом нахлобучили на себя велюровые шляпы. Тут и стало ясно, что это не кочки, а человеческие головы в шляпах, которые торчат из пещерок.
Крупная, но фетровая шляпа заколебалась, и из пещерки вылез цельный человек. Сняв шляпу, он приветливо помахал ею и сказал:
– Добро пожаловать, дорогие Валерьян Борисычи!
Мы невольно переглянулись, только Суер поклонился и сказал:
– Здравствуйте, братья по разуму!
Шляпы в норках загудели:
– Здравствуйте, здравствуйте, дорогие Валерьян Борисычи! А первый в крупной фетровой обнял Суера и расцеловал.
– Ну, как вы добрались до нас? – спрашивал он. – Легко ли? Тяжело? Все ли Валерьян Борисычи здоровы?
– Слава Богу, здоровы, – кланялся Суер.
Меня всегда поражала догадливость капитана и его житейская мудрость. Но какого чёрта? Какие мы Валерьян Борисычи?

Никакие мы не Валерьян Борисычи! Но спорить с туземцами не хотелось, и я подумал: если капитан прикажет, мы все до единого дружно станем Валерьян Борисычами.
Между тем шляпа номер один продолжала махать когтистой лапой и весело лопотала:
– Мы так радуемся, когда на остров прибывает очередная парт



Назад