33a504c8

Коваленко Виктор - Дерево



Виктор Коваленко
Дерево
Дэйн отвернулся и сплюнул в водосточную канаву.
- Трепло! - возмущенно заявил он.
- Кто? - спросил Найт.
- Бак, кто же еще. - Дэйн заметно взвинчивался. - Я знаю район 3-й
Магистрали как свои пять пальцев. Знаю там каждую помойку, каждую кучу
мусора. И вот после всего этот кретин говорит мне, что видел там Дерево!
- Ну, от Бака всего можно ожидать, - примирительно сказал Найт. -
Кстати, вот и он сам.
Дэйн увидел, как за гаражом Бак пытается пробраться сквозь заросли
колючей проволоки. Уже по тому, как он это делает, было видно, какой Бак
растяпа. Через десять минут он, улыбаясь, подходил к друзьям. Комбинезон,
конечно, был расстегнут. От этого шея Бака, несмотря на раннее утро, уже
успела посереть.
- Привет, друзья!
- Слушай, ты... - начал было Дэйн.
- Стоп, подожди, - остановил его Найт. - Бак, ты всерьез утверждаешь,
что видел на 3-й Магистрали Дерево?
- За Магистралью. - Бак почему-то сглотнул слюну. - У Радужной Реки.
Возле старого пакгауза.
- У Радужной?! - взвился Дэйн. - Ты знаешь, сколько всего деревьев в
Штатах? А ты знаешь, где они растут? Да ты знаешь, наконец, откуда течет
Радужная Река?!
Бак стоял, потупив голову. Найт поддел ногой банку из-под суррогатных
консервов.
- Вот что, - сказал он. - Надо это дело посмотреть. Это не значит, что
я верю Баку, - добавил он, покосившись на Дэйна, - но глянуть надо.
Давайте так. Завтра на рассвете. Здесь. Не забудьте все, что нужно.
- Ну, об этом мог бы и не напоминать, - проворчал Дэйн.
Солнце еще не встало, но прохлада уже исчезала. Со свалок, заброшенных
заборов, автомобильных кладбищ поднимались ядовитые испарения. Мертвый
Сантаун просыпался.
К назначенному месту они подошли одновременно. У каждого на боку висела
противогазная сумка и моток бечевы, на груди - фонарик. Солнце между тем
поднялось и залило пустырь мягким, призрачным светом. Над городом
качалась, переливалась приглушенными оттенками призрачная пелена. Ощутимее
стал запах нефти и горелого бензина. День начался.
Покурив и немного поболтав, они двинулись в путь. Через груды щебня,
через свалки, минуя Большую Свалку, через ямы и пропасти с поднимающимся
снизу смрадом. Найт думал. Прошли уже десятки лет с того времени, когда
Сантаун начали покидать жители. Они бежали - на машинах, на вертолетах,
пешком, далеко, за тысячи километров от города. Остались те, кто не хотел
или не мог уйти. Сантаун давным-давно сжег, засыпал и отравил все живое на
сотни миль вокруг. В самом городе все системы вышли из-под контроля. В
один прекрасный день все вообще могло взлететь на воздух. И вот вчера Бак
заявил, что у Радужной Реки видел настоящее дерево. Конечно,
теоретически...
- Противогазы! - скомандовал Дэйн, шедший впереди. Из распахнутых
дверей обшитого металлом подвала с шипением выползало молочно-белое
облако. Метров двести они брели, не видя друг друга. Потом путь преградила
трехметровая бетонная стена, на которую пришлось забрасывать кошку. Потом
- длинная гряда чего-то совершенно разложившегося...
К 3-й Магистрали они добрались, вконец обессилев. Бак два раза
проваливался, и его приходилось вытаскивать. Просто непонятно было, как
смог Бак неделю назад добраться сюда и увидеть дерево, если он, конечно, в
самом деле его увидел.
- Закурим? - предложил Дэйн.
- Курить вредно, - заметил Найт.
Дэйн и Бак ухмыльнулись. Старая шутка: неизвестно, что вреднее - курить
или дышать.
Вот и Магистраль. Вон там мост. Возле моста пакгауз. А возле
пакгауза... Дэйн и Н



Назад