33a504c8

Ковалев Анатолий - Иначе Не Выжить



Анатолий Ковалев
Иначе не выжить
Любые совпадения имен и событий этого произведения с реальными именами
и событиями являются случайными.
Что может помешать нажать на спусковой крючок? Особенно когда перед
тобой опасный враг, смерти которого желают многие. Только любовь. Но любовь —
не спасение, а всего лишь короткая отсрочка. Если ты любишь, даже несколько
минут кажутся вечностью...
Над городом медленно поднимается тень. Она встает с кладбища, где
окопался гробовщик. Здесь он распоряжается чужими судьбами.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Псы с городских окраин —
есть такая порода.
С виду обычная стая.
Их больше от года к году.
У них смышленые морды
и, как у нас, слабые нервы,
но каждый из них такой гордый
и каждый хочет быть первым.
Рок-группа «Чай-ф»
Елизаветинск
1991 год, лето
Шли молча. Никто не курил. Никто не глазел по сторонам. Местные
красоты, сводившие с ума дачников, не могли тронуть своей предрассветной
тишиной, мягкими, пастельными тонами едва просветленного неба пять ожесточенных
сердец. И щебетания первых птах не воспринимали чуткие уши, привыкшие различать
малейший шорох в радиусе пятидесяти метров.
Шли быстро. Натренированные ноги умели глушить звуки шагов. Лица были
напряжены. У кого-то шевелились губы, у кого-то раздувались ноздри, кто-то
безуспешно боролся с тиком. Глазами они не встречались. Даже глазами уже нечего
было сказать друг другу. Смотрели только вперед. Пять аккуратно подстриженных
голов были надежно припаяны к мощным, атлетического сложения телам. И ничего,
что у кого-то на висках выступили капли пота. Это не от быстрой ходьбы и это не
страх. Ведь пройдено уже много таких дорог — горячих дорог, испепеляющих мозг,
выматывающих последние нервы. Как и на тех дорогах, каждый из пяти парней шел с
автоматом наперевес.
Им предстояло пройти чуть больше километра. Шум мотора мог бы
разбудить дачников, и поэтому машину они оставили у обочины. Время самого
крепкого, предрассветного, сна выбрали недаром. Опасность встретить грибников
отпадала — грибы еще не пошли. Они все четко продумали и даже бросили жребий. В
загородном доме председателя райисполкома Овчинникова ровно пять спален.
Дом как дом. Кирпичный. Двухэтажный. Неожиданно вынырнул из-за
поворота. Шаги стали глуше. Капля пота потекла за шиворот, и от прохладного
ветерка спине было зябко.
Бетонный забор с колючей проволокой. Умеют отгородиться сильные мира
сего. Но это иногда их губит. До ближайшего дома еще с полкилометра. Так что
помощь придет не скоро, если вообще придет. Бояться нечего, да они и не боятся.
Человеком больше, человеком меньше — арифметика парням не пригодилась в жизни.
По поводу колючей проволоки прошлись бы матерным словечком, но в
другой раз и в другом месте. Еще большее отвращение вызвали ворота с
фотоэлементами, но и об этом особенно заботиться не пришлось. Система заранее
выведена из строя. Их мужественные лица не попадут на страницы газет.
Несколько секунд потоптались у запертых ворот. Один взглянул на часы,
другой нащупал свой пульс, у третьего развязался ботинок, и пришлось на
мгновение выпустить из рук автомат.
Щелчок в электронной двери оглушил, словно выстрел. Ворота, как в
сказке про Али-бабу и сорок разбойников, волшебно приоткрылись. Показалось
бледное, перекошенное страхом лицо охранника.
— Все в порядке, — зачем-то прошептал неусыпный страж.
Дать бы ему по зубам! Шепот бывает громче набата. Но вроде бы тихо. На
всякий случай еще раз прислушались. Нет. В доме все спят.
Бесшумно, как тени



Назад