33a504c8

Когоут Павел - Палачка



ПАВЕЛ КОГОУТ
ПАЛАЧКА
«Палачка» — лучшая книга Павла Когоута, известного чешского писателя и драматурга. Роман был переведен на многие языки, принес автору мировую славу, а в 1990 г. увидел свет в отринувшей тоталитарную идеологию Чехословакии.
Острый сюжет, точно отмеренное сочетание условности и конкретики, великолепный язык романа, редкостная эрудиция автора, а главное, шокирующая тематика романа, в котором дотошно и со знанием дела живописуются трудовые будни современных палачей-профессионалов, — все это сделало роман П. Когоута
«Палачка» всемирным бестселлером.
1.
На Страстной четверг выяснилось, что вступительный экзамен в театральное училище Лизинка Тахеци провалила.
Председатель комиссии, знаменитый артист, с непритворным сожалением сообщил ее матери Люции, что жюри пришло к такому выводу после бурной дискуссии, лишь после того, как и повторные пробы показали: замкнутый характер ее дочери гораздо более подходит для профессии врача, ученого или писателя.
В Страстную пятницу стало ясно, что Лизинка провалилась и на экзамене в классическую гимназию — заведение, указанное в ее заявлении вторым номером.
Директор школы, известный педагог, с неподдельной грустью объявил матери, что комиссия пришла к такому выводу после горячих споров, лишь после того, как и дополнительные тесты подтвердили: внешность ее дочери, несомненно, позволит ей добиться гораздо больших успехов в качестве фотомодели, манекенщицы или актрисы.
Придя с работы домой, доктор филологии Тахеци застал там лишь дочь. Она сидела в гостиной перед телевизором и нажимала на кнопки дистанционного управления. Как только она нажимала кнопку, два человека начинали яростно бить друг друга кулаками.

Нажимала другую, и начинал петь детский ансамбль народной песни. Когда нажимала обе одновременно, на экране появлялась белая шумящая полоса.
— Ну, как дела? — спросил доктор Тахеци.
Лизинка, увлеченная своим занятием, пожала плечиками.
— Где мама? — спросил доктор Тахеци.
Лизинка кивнула в сторону спальни.
Доктор Тахеци вышел в прихожую и осторожно взялся за ручку двери.
Подождав немного, тихо постучал. Никто не отозвался. Поколебавшись еще некоторое время, он через дверь несмело спросил у своей супруги, не хочет ли она чаю или еще чего-нибудь.
В ответ на это пани Люция выбежала в прихожую и закричала, что прежде всего не хочет жить с человеком, который не способен устроить в училище свою единственную дочь. И с плачем заперлась в ванной.
Доктор Тахеци поджарил своей единственной дочери единственное яичко — остальные были уже окрашены — и отправил ее, слишком нежную и чувствительную, чтобы быть свидетельницей дальнейших событий, спать. Потом принялся стучать в дверь ванной и произносить успокаивающие слова.

Тишина пугала его все больше и больше. Как включается газ, он не знал, но ему было известно, что в ванной есть лезвия и всякие порошки. Подойдя к телефону, он стал с мученическим видом листать справочник.

С родственниками он не встречался, друзей не имел, полиции боялся — и в столь критической ситуации решился позвонить по телефону доверия.
Дежурный психиатр выслушал его сбивчивый рассказ и спросил:
— Давно она там?
— Часа два, — сказал доктор Тахеци.
— И часто это с ней бывает? — спросил психиатр.
— Нет, — сказал доктор Тахеци, — чаще всего она запирается в спальне.
— А где же тогда спите вы? — спросил психиатр.
— Как правило, в ванной, — сказал доктор Тахеци.
— Ну так ложитесь сегодня в спальне, — сказал психиатр. — По крайней мере, попользуетесь ею хоть нем



Назад